Читать свои детективы очень люблю

Наталья Солнцева автор мистических детективов фотографияМою сегодняшнюю гостью особо представлять не нужно. Тем, кто интересуется литературой и любит читать детективы давно знакомы книги Натальи Солнцевой и имя Автора. Но, написав не один десяток произведений, она сама продолжает оставаться в тени.
И мне давно хотелось, если не вывести автора на свет, то хотя бы немного приоткрыть завесу тайны.

— Наталья, знаю, что во внешнем облике книг серии произошли перемены — черный цвет сменился вишневым, преобразился логотип. Но это внешние изменения. А какие изменения произошли внутри? Что изменилось в книгах Натальи Солнцевой, и изменилась ли она сама?
— Внешнее обновление обычно сопутствует внутреннему, и наоборот. Например, одела новое платье и чувствуешь себя по-другому.
Одна из моих читательниц, астролог, ritmik, составила гороскоп для серии книг и прислала его мне. Было неожиданно приятно. Прогноз оказался интересный и многообещающий, и выразил все то, что я задумала, когда начинала писать про артефакты.
Конечно, я изменилась. Невозможно быть статичным. Жизнь – это изменения. И книги тоже меняются. Раньше я выбирала артефакты, а сейчас артефакты выбирают обрамление, сюжет и героев. К примеру, никогда не могла подумать, что буду писать о таком артефакте как золотые пчелы. А что из этого получилось, можно будет узнать, прочитав детектив «Роковой подарок жениха».

— Как вы вообще относитесь к переменам?
— Очень хорошо.

Если есть перемены, значит, жизнь идет. Представьте, что вы посадили куст роз, и каждый год он остается таким же, как был. То ли дело, когда из маленькой веточки вырастает пышный куст, усыпанный цветами.

— Готовясь к встрече, я прочитала четыре Ваших интервью. Несмотря на то, что сделаны они в разное время и разными людьми, объединяет их одно – они очень гладко причесаны, но очень расплывчаты. Вы избегаете прямых ответов на вопросы о себе, на вашем сайте отсутствует информация об авторе, поисковики пестрят эпитетами «самый таинственный автор 21 века», «автор таинственный и мистический», фотографии и те частично затемнены. Откуда такая загадочность, это дань имиджу?
— О том, что я человек загадочный и самый таинственный автор, я узнала из Интернета. Мне оставалось только согласиться с этим. Насколько мне известно, в Интернете обо мне ходит много легенд, например, что я – главный редактор популярного женского глянцевого журнала. Не буду ни отрицать, ни подтверждать.
Ни для кого не секрет, что порой писатели и публичные люди других творческих профессий рассказывают не о себе, а повторяют придуманную легенду. Люди любят иллюзии. Можно, конечно, заняться придумыванием о себе мифов, но стоит ли. У меня пока такого желания нет. Может быть, появится…

Быть загадочным – это игра. Пока мне интересно, я в нее играю. Она мне подходит, потому что личная жизнь не должна выставляться напоказ, на то она и личная.

— Не хочется ли вам в нашем интервью сделать что-то, что идет в разрез с тем, что было написано о вас раньше?
— Давайте попробуем. Можно снять одну маску, но не исключено, что под ней окажется другая…

— Какую маску бы вам хотелось снять сегодня или какой миф о себе развеять?
— Миф, что Наталья Солнцева – мужчина, который скрывается под женским псевдонимом. Это не так!!! Миф, что Наталья Солнцева – коммерческий проект, а ее романы – плод коллективного творчества. Это тоже не так!!!

— Вы вообще импульсивный человек? Можете позволить себе взять и нахулиганить, сделать нечто такое, чего от Вас не ждут?
— Импульсивный. Творчество – это и есть импульсы. Я люблю дружеские розыгрыши, а иногда порываюсь умыкнуть цветы из чужого палисадника.

— Это будет самое страшное сообщение о Вас на страницах желтой прессы «Наталья Солнцева поймана на соседской клубе с ворованной рассадой!»
— Ужас!:)

— Кстати, а какое значение в жизни творческого человека имеет публичность?
— Публичность больше присуща политикам или звездам шоу-бизнеса. Писателю, по моему мнению, лучше писать книги. Пишу я много и, честно говоря, не представляю, как можно все успеть, если значительную часть времени посвящать публичности.

— Можно ли стать по настоящему популярным, оставаясь в тени своих произведений?

— Произведение – это не тень, а яркий свет для меня и, надеюсь, для читателя.

— Не кажется ли вам, что сейчас в эпоху конкуренции, на первый план выходит индивидуальность? Творчество становится вторичным. Хороших писателей, художников, певцов, актеров много. И чтобы выделиться из толпы, нужно, прежде всего, быть яркой личностью…
— Индивидуальность обычно в чем-то выражается. Чем в эпоху конкуренции может поразить индивидуальность? Экстравагантностью, скандальной известностью. Появилось мнение, что публику надо шокировать.
Мне нравится говорить о том, о чем не говорят другие. И я предпочитаю путь любви, уважения и взаимопонимания. Если моя книга помогла кому-то пережить горе или справиться с полосой неудач, то это мой индивидуальный путь к читателю.

— Как в вас сочетаются амбиции и творчество? Когда вы пишите книгу, думаете ли о том, каким тиражом она выйдет, как будет продаваться, какое место займет в рейтинге, что скажут читатели? Или главное перенести на бумагу все сюжеты, что рождаются в голове, а там – будь что будет?
— Нормально сочетаются.

Когда пишу книгу, я не думаю ни о тираже, ни о читателях, ни о рейтинге, я ни о чем не думаю, кроме как о сюжете и героях. Только после издания книги мне хочется, чтобы она дошла до читателя и передала ему мои чувства и переживания.

Чтобы читать детектив было для него также захватывающе, как и для меня.

— Каков предел творческих амбиций Натальи Солнцевой?
— Творческим амбициям нет предела. Я серьезно.

— В одном из интервью вы сказали, что «писатель, как и любой творческий человек, большой эгоист»? Важна ли для вас обратная связь – мнение читателей, критика?
— Мнение читателей очень важно. Я же пишу для них. Когда книга в работе, я эгоист, и не скрываю этого, по отношению ко всем, в том числе родным и близким. Они это чувствуют острее всего. Особенно, когда сюжет близится к финалу. Мало не покажется никому. Зато когда книга закончена, я – ангел во плоти. Но длится этот благостный период недолго.

— Вообще, какое место занимает критика в жизни писателя, нужна ли она ему?
— Самый строгий критик писателя – это сам писатель. Поверьте мне. Я, например, не критикую чужое творчество, потому что критика всегда субъективна, а творчество объективно.
Скромный луговой колокольчик также совершенен, как и выведенная поколениями садоводов роза. Какая тут может быть критика.

— То есть жалость к себе, поблажки в оценке собственного творчества Вам не свойственны?
— Я стараюсь писать те детективы, что мне самой было бы интересно читать. И с этой точки зрения я подхожу к своему творчеству. А читать свои детективы я очень люблю.:)

— Можете назвать свое произведение, которое считаете самым неудачным и объяснить почему?
— У меня нет такого произведения. Я люблю все свои творения. У меня есть книги смешанного жанра, — например, четырехтомник «Золото», — там, где реальность переплетается с тем, что издатели считают фантастикой. Хотя для меня это такая же реальность как и наша с вами жизнь. Почитайте детективы серии «Золото», и поймете, о чем я говорю.

— Наталья, если представить на минуту, что завтра Вы проснетесь, а в голове не будет ни строчки, ни образа, чем бы Вы хотели заняться в жизни еще?
— Разводить цветы. Могла бы рисовать или петь.

Бездельничать тоже неплохо, когда знаешь, что у тебя есть интересное занятие.

— Я давно заметила, что вы неравнодушны к цветам. Если перейти на ассоциации, с каким цветком можно было бы сравнить Вас и почему?
— Я люблю цветы, но предпочитаю их на клумбе, а не в вазе. То есть люблю цветы в природе. А себя могла бы сравнить, наверное, с ландышем. Почему?.. Ландыш – это настоящий лесной принц с загадочным ароматом…

— Наталья, я очень старалась приоткрыть покровы, которые скрывают Вашу личность. Но Вы так мастерски играли со мной в загадочность, что остается лишь пожелать Вам продолжать делать то, что нравиться Наталье Солнцевой и так, как ей нравится. Спасибо за интервью!

Источник MyJulia

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *