Наталья Солнцева: эксклюзивное интервью

Наталья Солнцева автор детективов фотографияДорогие читатели!
Предлагаем вам уникальное интервью. Наталья Солнцева ответила на вопросы, которые прислали читатели и участники авторской группы ВКонтакте и Facebook.
Алина Шиманица, Софья Шерепера, Татьяна Шаманаева, Валерия Ямщикова, Юлия Дидоренко, Ксения Кульчицкая, другие читатели, — находите свои вопросы и ответы на них. Интервью получилось весьма необычное, вдобавок, обширное — поэтому мы разделили его на три части.
К вашему вниманию, часть 1.

спрашивает Алина Шиманица:
— Хочется сказать сначала большое спасибо за такие замечательные книги Натальи Солнцевой! И у меня такой вопрос: почему именно для написания своих книг выбран жанр мистического детектива?
— Детектив, по моему мнению, единственный жанр, где читатель вовлечен в интригу и поиск ответа на главный вопрос: кто же преступник? Я очень люблю хороший детектив. Люблю читать детективы.

А мистика — это неотъемлемый элемент жизни, который мы просто не замечаем и не учитываем. Между прочим, зря!

— Есть ли среди ваших книжных героев те, которые не вымышлены, а стали прототипом того или иного человека? И в каких книгах можно встретить этих героев?
— В четырехтомнике детективов «Игра с цветами смерти» и двухтомнике «Сады Кассандры».

— Книги Натальи Солнцевой интересны и познавательны. Собираетесь ли вы номинировать одно из них на какую-либо литературную премию?
— Я об этом не думала. Для меня не имеет особого значения премия. Мне нравится то, что я делаю, и это главное.

— Иногда мне кажется, что Татьяна Носальская – сестра Натальи Солнцевой. Правда ли это?
— Нет. Татьяна — мой менеджер, о чем и она, и я неоднократно заявляли.

— Занимаетесь ли вы ещё какой-нибудь деятельностью, кроме написания книг? Например, ходите ли вы на работу? Кем работали до того, как задумали написать первую книгу?
— Работа у меня была в прошлой жизни и нет смысла вспоминать об этом. Вдруг как-то само собой получилось, что начала писать. Книгу не задумывала, она сама напросилась! Оказывается, такое бывает.

спрашивает Софья Шерепера:
— Во сколько лет Наталья Солнцева начала писать свои книги?
— Коварный вопрос для женщины. Скажу так: писательство пришло ко мне, когда я внутренне созрела.

— С чего началась ваша карьера автора?
— В этом я не оригинальна. С издания первой книги, конечно. Это был вышеупомянутый четырехтомник «Игра с цветами смерти».

— Что вас вдохновляет?
— Мое воображение и герои, которые хотят воплотиться и стать реальными не только для меня, но и для других людей.

— Есть ли в ваших книгах сцены 18+? Если есть, то что вы испытываете при их написании?
— Не знаю, настолько эти сцены эротичны, но я старалась передать в них чувственность как неотъемлемую составляющую человеческой жизни.

Во всех моих романах присутствует любовная линия. Как говорил Пикассо, «Искусство не может быть целомудренным. Если оно целомудренно, то это не искусство!» Любой акт творения по-своему сексуален.

— Если нет, то хотелось бы вам что бы в ваших книгах это было?
— Я с большим удовольствием написала сборник «Новый Декамерон», где каждая новелла проникнута эротикой, окрашенной в разные тона.

спрашивает Аврора Торвальд:
— Во сколько лет вы написали свою первую книгу? Тяжело ли было её опубликовать?
— Опять о возрасте! Давайте лучше о книге. Издать роман оказалось не просто, но и не слишком сложно. Главное в этом деле — терпение и настойчивость.

— Были ли книги, которые вы не захотели публиковать или же процесс написания этих книг был для вас очень личным?
— Все книги Натальи Солнцевой опубликованы. Творческий процесс для писателя — одинокий и очень интимный труд.

Каждая строчка – глубоко личное откровение. Это как писать дневник, а потом выложить его в открытый доступ.

— Когда вы заканчиваете историю, вам тяжело расставаться с персонажами?
— Нет. История прожита вместе с героями, исчерпана до дна. Я легко их отпускаю в вольное плавание, а они отпускают меня.

спрашивает Ольга Синельникова:
— Есть ли у вас дети? Сколько их? Кто, мальчики или девочки?
— Я предпочитаю рассказывать не о личной жизни, а о творчестве. Книги — как дети, они рождаются и живут в этом мире согласно своей судьбе. Хочу, чтобы судьба у них была счастливая!

— Какая у вас материнская любовь? Может ли мама исцелять своей энергией своих детей?

— Каждая любовь уникальна, материнская в том числе. Все люди любят по-разному, главное – не подавлять своей любовью. Родители часто готовы дать детям все, кроме свободы.

спрашивает Татьяна Шаманаева:
— В какое время суток приходит наибольшая степень вдохновения?
— У меня это первая половина дня. Я не сова, чтобы работать поздно вечером и ночью. Бальзак, например, писал по ночам. Пил кофе литрами, чтобы сохранять ясность мышления. Мне такой режим не подходит.

— Случались ли с Вами мистические явления в реальной жизни?
— Сюжет почти каждой книги был подсказан мистическим образом. Какая-нибудь деталь, событие или встреча вдруг перерастают в историю, которая ложится в основу книги. Это может быть что угодно. Например: письмо от читателя, вещица в подарок, карта Таро, прогулка в полнолуние…

— Какова идеальная обстановка вокруг Вас для создания шедевра?
— Мой рабочий стол, компьютер, творческий беспорядок.

— И немного юморной вопросик — сколько нужно выпить, чтоб написать книгу=))))
— Ни капли! Я знаю, что многие художники, музыканты и писатели нуждаются в спиртном или даже в наркотиках, чтобы вызвать вдохновение. Но это не про меня.

спрашивает Валерия Ямщикова:
— Мы знаем, что Татьяна Носальская по образованию врач. А какое образование у Натальи?

— Ходят слухи, что я бывший археолог… Иногда мне кажется, что я училась музыке. В прошлой жизни. Еще я люблю рисовать…

— В каких источниках Наталья Солнцева разыскивает исторические факты, которые ложатся в основу её произведений?
— Самый надежный источник, как я уже убедилась — это собственное воображение. Нет, я не настолько самоуверенна, чтобы совсем уж не сверять свой вымысел с известными фактами. Но все-таки — запускаешь воображение и погружаешься в то время, которое описываешь, в ту эпоху, в ту культурную среду, и чувствуешь себя там, как рыба в воде. Наверное, это присуще каждому человеку, но у писателя возникает особенно тесная связь с событиями и героями, где бы те ни происходили. Такая ментальная «телепортация».

продолжение интервью читайте здесь

(с) Наталья Солнцева
интервью, декабрь, 2017.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *