Натюрморт с серебряной вазой

детективы книги Натальи Солнцевой Натюрморт с серебряной вазойВ каждом человеке живет бунтарский дух романтика и кладоискателя. Может поэтому время от времени мы начинаем мечтать о кладах и сокровищах?

А уж если у тебя есть яхта, карта и деньги, чтобы нанять дайверов, для поиска сокровищ… Так тут и сам Бог велел… А скорей черт…

Наверное черт дернул успешного бизнесмена Максима Сергеевича Ордынцева увлечься поиском морских сокровищ.
И даже странная находка старинной вазы, из которой выпала табличка с предупреждением о смерти, не остановили его.
А смерть уже взобралась на палубу его яхты и уютненько расположилась в шезлонге в ожидании жертвы.

Именно ее и разглядела Глория, приехавшая отдохнуть со своим другом на море.
Она прекрасно понимает, что не надо искать дно в бездонном сундуке, сокровища на дне океана, а счастье в объятиях Джинна.
Только как убедить людей остановиться в своем смертельном беге за иллюзиями?!

«Шепчут камни пескам, шепчут пески ключам, шепчут ключи ветрам, будто каплет из бессмертной головы Медузы чудесная кровь. Та, что каплет оттуда, где левый глаз, – во спасение людям. Та, что каплет оттуда, где правый глаз, – людям на гибель».
(Сказание о титаниде Горгоне Медузе)

ГЛАВА 1

Темны закоулки души…
Лучше туда не заглядывать. Но уж если заглянул, будь готов встретиться с любой причудою или кошмаром.
Темные дела не любят света. Они предпочитают тишину, сумерки и укромность. Где посторонний взгляд или постороннее ухо не могут нарушить их зловещую тайну.
Двое негромко разговаривали под покровом тенистого дерева. На небо вышла луна, посеребрила листву и песчаную тропинку, петляющую в траве.
– Вот, держите… – произнес первый голос.
Второй голос – более низкий и грубоватый, спросил:
– Что там?
– Потом посмотрите. Я тороплюсь…
– Ладно, давайте. Потом, так потом.
– Вот деньги.
Бумажный сверток, извлеченный из кармана легкого плаща, перекочевал из одних рук в другие.
– Здесь половина суммы, – пояснил первый голос. – Сделаете все, как договорились, получите остальное. Не вздумайте обмануть меня! Я проверю.
– Не сомневайтесь, – обиженно протянул второй. – Мне обманывать не резон. Я дорожу доверием клиентов.
– Надеюсь…
– Дельце-то ваше больно щекотливое.
– Зато простое. И оплата соответствует. Или вам мало?
– Нет… нет! Достаточно. Это ведь только аванс.
– Разумеется, – недовольно бросил первый. – Когда ждать результата?
– То, что зависит от меня, будет исполнено завтра же. Погоду обещают хорошую, безветренную. Думаю, ничего непредвиденного не случится.
– Но вы понимаете, что мне необходимо убедиться в исполнении. А это потребует времени.
– Сколько? – насторожился второй голос.
– Как карта ляжет…
– А если все сорвется не по моей вине?
– Не сорвется!
– В жизни всякое бывает…
В кустах у тропинки раздалась приглушенная возня, и голоса смолкли.
– Там кто-то есть! – после долгой паузы прошептал первый голос. – Нас подслушивают!
– Это суслики… или мыши. У вас будут еще какие-нибудь пожелания, уточнения?
– Нет. Мы все обсудили. Со вчерашнего дня ничего не изменилось. Надеюсь, вы справитесь.
Они постояли минуту, прислушиваясь к шорохам и заунывному пению сверчков, приглядываясь к очертаниям черных теней.
– Никого здесь нет, – успокоительно произнес грубоватый голос. – Можно расходиться.
– Тогда до встречи… – небрежно бросил первый.
Один из собеседников повернулся и зашагал по тропинке к видневшейся в лунном свете аллее. Другой постоял немного, задумавшись, и медленно двинулся в противоположную сторону.
Они не подозревали, что пару минут назад заключили сделку со смертью, и с этого мгновения жить им оставалось считанные дни…

* * *

Глория шла по самому краю обрыва, часто останавливаясь, как будто искала какое-то только ей известное место. Лавров, отдуваясь, тащился сзади. Ему было жарко. Солнце палило нещадно, несмотря на то, что до полудня еще было далеко.
– Ну и пекло! – недовольно буркнул он.
– Надо было надеть панаму, – не оборачиваясь, заметила Глория.
Сама она оделась подобающим образом – в легкие льняные брюки, блузку с длинными рукавами, широкополую шляпу, – и чувствовала себя прекрасно. Зато Лавров в одних белых фасонистых шортах изнывал от жары, понимая, что солнечные ожоги ему обеспечены.
Внизу обрыва плескалось море. Волны накатывали на берег, оставляя на песке клочья пены. Спуск был слишком крутым, а узкую полоску суши непрерывно лизал прибой.
– Ты хочешь спуститься к воде? – уныло спросил Лавров.
Перспектива загорать на мокром песке без шезлонга или хотя бы надувного матраца не привлекала его.
– Какой загар? – поймала его мысли Глория. – Мы вчера приехали, нам нельзя перегреваться.
– По-моему, я уже горю.
– Всему виной твое упрямство, – не дала себя разжалобить она. – Не послушался моего совета, – терпи.
Лавров терпел. Он не ожидал, что с раннего утра здесь уже печет. Это все-таки не Африка… и не Турция. Черт! Кожа будет слезать лоскутами. Паршиво в первый же день обгореть и испортить себе отпуск. Хорошо, что он захватил с собой средство от ожогов.
Спутница снова угадала его мысли.
– Привык отдыхать если не в Тунисе, то в Египте… вот и забыл, какой у нас на юге климат.
– Забыл, – покаянно признал он. – Я вообще-то ненавижу поджариваться на пляже до «аппетитной» корочки. Или тупо плавать до буйка и обратно.
– Зачем же тогда летаешь к морю?
– Я нырять люблю.
– С маской и ластами?
– С аквалангом.
– Ах, да! – язвительно усмехнулась Глория. – Ты у нас дайвер со стажем! Я запамятовала.
– Не вижу в этом ничего предосудительного, – разозлился Лавров. – Дайвинг…
– …нынче в моде! – подхватила она и рассмеялась.
– Кстати, стоит попробовать, – подавив вспышку раздражения, предложил он. – Очень интересно. Под водой красиво… особенно в Красном море. Можно увидеть кораллы и разных рыбешек. В Черном видимость похуже, но тоже ничего.
– Неужели, у тебя есть сертификат?
– Конечно, есть. Я погружался больше двадцати раз.
– Поразительно! Оказывается, я не все о тебе знаю.
– Это легко исправить.
– Надеешься отыскать затонувший испанский галеон с грузом сокровищ?
– Вовсе нет. Я не кладоискатель, если ты успела заметить. Но поднять со дна обломок древней амфоры – настоящий кайф.
– Так за чем же дело стало? По-моему, дайв-клубы есть повсюду. Бери оборудование напрокат, нанимай инструктора и ныряй, сколько влезет.
– А ты будешь в это время скучать?
– Я найду себе занятие…
Лавров насупился. Какое «занятие» она имеет в виду? Флирт с местными богатеями? Впрочем, у них свой круг. Да и отдыхают они по большей части в других местах. Это Глорию вдруг понесло в захолустную Тамань. Интересно, зачем?
Он не осмеливался задать ей этот вопрос, радуясь хотя бы тому, что она разрешила ему сопровождать себя. Могла уехать и даже ручкой не помахать. А тут заранее вызвала его в свою резиденцию в Черном Логе и предложила провести отпуск вместе. Лавров задохнулся от счастья, а потом сообразил, что Колбин вряд ли его отпустит. Глории-то все равно, – она Колбину не подчиняется. Она – совладелица бизнеса. А Лавров служит у них в компании начальником охраны.
Глория глазом не моргнула, когда он высказал ей свои опасения: «Я человек подневольный…»
«Ты мне нужен, – решительно заявила она. – Разве не твоя обязанность охранять меня на отдыхе?»
«Моя, но…»
«Никаких «но». Ты едешь или нет?»
«Разумеется, еду!»
Мог ли он ответить иначе? В конце концов, Колбин не имеет права его уволить без согласия Глории. А если уволит… плевать! Что он, работы себе не найдет?
«Станешь моим помощником на окладе с премиальными, – улыбалась она. – Премиальные – в зависимости от гонорара, который платит клиент».
Клиенты платили ей щедро. В этом Лавров имел повод убедиться, помогая Глории в расследовании запутанных преступлений. Он уже успел обвыкнуться в роли частного сыщика. Как бывший опер, он отлично знал, с чего начинать и как собирать информацию. Но выводы, – причем совершенно парадоксальные, – делала Глория.
Иногда Лаврову казалось, что она обошлась бы и без него. А вот он уже не представлял себе жизни без нее. Он бы согласился на что угодно, исполнил бы любую ее прихоть. Он попал в зависимость от Глории. Эта зависимость тяготила его, но освободиться от нее он не помышлял.
Любовь ли это? Страсть ли? Колдовство? Наваждение? Лавров не задумывался. Они плыли в одной лодке, и он принимал это как нечто, данное ему свыше.
– Вот! – воскликнула Глория, останавливаясь.
Он, увлекшись и глядя себе под ноги, наткнулся на нее и невольно обнял. Они, покачнувшись, замерли на обрыве.
– Вот! – повторила она, указывая в морскую синеву и солнечный блеск. – Это здесь…
– Что «здесь»? – не понял Лавров, щурясь.
– Здесь она высматривала своего Янко…
Начальник охраны смешался. У него болела голова, плечи жгло огнем. Ему было не до размышлений. Он желал бы поскорее укрыться в спасительной тени и выпить чего-нибудь холодненького. Лучше пива… но на крайний случай сошла бы и минералка. С кусочками восхитительного льда, с ломтиком лимона…
– Та девушка… из лермонтовской «Тамани»…
– Из… чего? – с натугой соображал Лавров, которого мучили зной и жажда.
– Из «Тамани».
Ах, вот, оно что! Глория взяла с собой в дорогу томик Лермонтова, но не прикасалась к книге, пока они не сняли дом с видом на море на самой окраине Тамани. Вчера после душа и скромного ужина она погрузилась в чтение.
В ее возрасте читать Лермонтова? Мило и старомодно. Лаврову казалось, что она ничем уже не может удивить его. А она удивляла…
Домик из трех комнат и кухни, с двумя санузлами и открытой террасой был уютным и сносно обставленным. Хозяйка согласилась сдать его приезжим москвичам за десять тысяч рублей в день. Глория не торговалась.
«Я заплачу за нас обоих, – тоном, не терпящим возражений, заявила она своему спутнику. – Ты со мной, Рома!»
Лавров смутился.
«Мне неприятно, когда за меня платит женщина, – пробормотал он. – В какое положение ты меня ставишь?»
«Ты на работе, милый! – отрезала она. – Изволь подчиняться».
Во дворе дома нашлось место для парковки. Лавров загнал новый «Фольксваген-Туарег» за забор и полез в багажник за сумками.
Глория быстро разложила вещи и убрала в холодильник купленные по пути продукты.
Лаврова постигло жестокое разочарование после ее слов: «Ты будешь спать в гостиной, а я займу спальню». Однако он слишком устал, чтобы спорить.
Этим закончился вчерашний вечер.
Наутро Лавров с трудом проснулся. Он встал и босиком прошел в спальню. В открытое окно лился сладкий южный воздух. На прикроватной тумбочке лежала книга в синем переплете.
Глория уже плескалась в ванной. Оттуда доносилось ее мурлыканье и шум воды. Что она напевала? «Белеет па-а-рус одинокий… в тумане мо-оря го-о-олубом…»
С ума сойти!
Лавров вернулся в спальню и, движимый бесцельным любопытством, заглянул на страницы, заложенные закладкой. Прочитал: «Журнал Печорина… Тамань… Хм!»
После завтрака Глория потащила его на прогулку. Очевидно, вчерашнее чтение каким-то образом повлияло на нее.
– Здесь… – твердила она, вертя головой по сторонам. – Где-то поблизости стояла та самая хижина…
Лавров наклонился, сорвал лист лопуха и держал над головой, как зонтик. Ему было невмоготу рассуждать о сущей ерунде под палящим солнцем. Во рту пересохло, на зубах скрипела желтая пыль. Очень хотелось пить.
Вдруг Глория с нетерпеливым возгласом указала вниз на кромку прибоя.
– Вон там… видишь?
Начальник охраны, проклиная женский эгоизм, добросовестно пытался проследить за ее жестом. У воды двигалась фигурка ребенка. Похоже, черный от загара мальчишка торопился куда-то.
– Это слепой… – вырвалось у Глории.
– С чего ты взяла? По-моему, он довольно быстро шагает для слепого. Не спотыкается…
– Ему просто хорошо знакома дорога. Дай сюда бинокль! – скомандовала она.
– Я оставил его дома.
Глория огорченно покачала головой, а Лавров сердито подумал: «Не хватало, чтобы еще раскаленный бинокль болтался у меня на шее!»

***
Мне вообще нравится, как пишет Наталья Солнцева. А этот детектив я просто проглотила. Очень захватывающий сюжет — герой увлекся поиском морских сокровищ. Уже романтично! Но небезопасно. Герою угрожает смерть. Читала всю ночь, было интересно, чем же все таки закончится. Финал не разочаровал, книга понравилась!

***
Читала почти все книги Натальи Солнцевой — на сегодняшний день, самое интересное и захватывающее и всего прочитанного, спасибо, Наталья, за интересные книги…
mega.zvezda80

***
Новая книга Солнцевой не разочаровала – как всегда клубок человеческих страстей, любовь, сумасшедшая ревность и Тайна. Выбор делает сам человек, он по собственному желанию скатывается в бездну и сам выбирает смерть. Помимо приятного чтения автор заставляет задуматься над ценностью жизни, над тем, что толкает человека за черту, а главное, дает наводку как выбрать Жизнь.
Autoreg

***
Очередная страница в истории диковинных расследований Глории Голицыной, наследницы карлика Агафона. Глория уже многое может, но дар не всегда проявляется по заказу. Летнее приключение Глории отличается от других ее «дел» тем, что ее помощи не просят – она вмешивается сама. И вмешивается не зря, потому как истоки преступления находятся в ее собственном доме, скрытые в бутылках за магическими печатями.
Устав от жаркого и пыльного города, Глория под охраной верного Романа Лаврова едет отдыхать в старинную Тамань. Окружение, как нарочно, прямо списано со страниц Лермонтова. Вокруг царят нешуточные страсти – любовь, ревность, жажда наживы. Бизнесмен Максим Ордынцев приезжает искать сокровища с любовницей Русланой, но не к Руслане стремится его сердце, а к жене Ирине. Руслана же хочет быть единственной и главной для любовника и принимает решение «да не доставайся же ты никому». Казалось бы, мало ли кто что решил, ведь от решения до действия – очень большое расстояние, но той же ночью Максима убивают, причем весьма экзотичным и страшным образом.
Ваза, которую Ордынцев поднял со дня моря, начинает преследовать героев. Все те, кто давал ей временный приют – подвергаются лишениям и проблемам, их жизнь под угрозой (порой им это кажется, и тогда они сами готовы на убийство). Неужели обычная вещь обладает такой силой? Именно это и интересует Глорию. В поисках выхода она решает задействовать наследие Агафона, и на сцене появляется новый персонаж – хозяин антикварного магазина Раметов, он же бывший фокусник Маджус, с которым была связана жена Ордынцева — Ирина. Именно визит этого персонажа позволяет Глории соединить все нити истории и довести ее до логического конца. При этом не обходится без жертв, зато «проклятие вазы» на этом исчерпывается.
Несмотря на сильную мистическую составляющую, книга Натальи Солнцевой заставляет задуматься – до какой степени является иллюзией все то, что мы видим? Иногда чудесные вещи или другие люди способны посодействовать нам в исполнении желаний, но что, если первично все же не их содействие, а наша собственная воля? Вопрос весьма интересен, и многим из нас полезно было бы об этом задуматься.
Рената (Москва)

Скачать книги детективы Натальи Солнцевой — Натюрморт с серебряной вазой

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *