Елена Троянская. Эротическая новелла

Уважаемый Читатель,

Когда открываешь ее романы, кажется, что ты сидишь у ног интереснейшего рассказчика, который смакует воспоминания, перемежая их с байками и мифами, заговорщицким тоном предлагая тебе отличать, где правда, а где вымысел.
Всегда есть ощущение, что тебе дарят что-то прекрасное и тонкое, до боли знакомое и вдохновляющее – творческий поток. Этот поток поднимает тебя над грустью, депрессией, раздражением. И происходит волшебство – исцеляющее и обновляющее. Такое ощущение у меня всегда от прочтения книг Натальи Солнцевой. Это отзывы читателей автора.

Поэтому устраивайтесь поудобнее, дорогой друг, и слушайте …

отрывок из новой эротической новеллы «Елена Троянская». Это новелла из книги автора «Новый Декамерон», в поддержку которой мы собираем деньги на сайте Boomstarter.

Если до конца недели каждый читатель пожертвует хотя бы 300 рублей, проект станет успешным. Ваши пожертвования пойдут на вознаграждение автору, затраты на верстку, дизайн и процент комиссии. Вы поможете создать красивую хорошую книгу.

Мы приглашаем Вас присоединиться к нам! Чтобы поддержать проект и получить книгу в подарок, зайдите на его страницу, нажмите "Поддержать проект" и станьте спонсором.

В новом романе Натальи Солнцевой вы найдете мягкий юмор, средневековую наивность, трепет Любви и пикантные художественные иллюстрации - всё, чтобы окунуться в атмосферу развлечений и мечтательных грёз!
Итак, мы начинаем…

***
– Посмотри, дорогая, как она прекрасна!
Игорь Андреевич Вержинский стоял на балконе своего дома и в бинокль любовался яхтой с романтическим названием «Сирена». Легкое судно покачивалось на морских волнах, паруса были спущены, а на выдраенной до блеска деревянной палубе загорал рулевой.
– Эта чудесная игрушка стоит кучу бабла! – с завистью воскликнул Вержинский. – Ты слышишь, Поленька? Где только этот прощелыга берет деньги? Все у него самое лучшее – шмотки, машина, яхта. Небось, контрабандой промышляет! Говорят, «Сирену» делали по его заказу, в точности по его чертежам. Такой второй нет! С каким наслаждением я вывел бы его на чистую воду, да он не так-то прост. Бандит, но с хорошими мозгами.

Рядом в плетеном кресле сидела жена Вержинского, красивая молодая дама. Пышноволосая, изящная, с тонким станом и огромными печальными глазами. Она была круглой сиротой и воспитывалась в приюте. Пару лет назад приют посетил Вержинский, который оказывал сиротам спонсорскую помощь, и сразу заприметил юную выпускницу Полину. Он, не раздумывая, решил жениться. Красота девушки с избытком компенсировала все сомнительные стороны этой неравной партии.

Fabre_-_The_Judgment_of_Paris_0.jpg

– Я бы купил у прощелыги «Сирену», да он не продает. Уперся, и ни в какую!
За полтора года брака Поленька узнала многие качества супруга, в том числе и его скупость. На нее это не распространялось, зато в остальном Вержинский придерживался неоправданной экономии. Его доходы позволяли жить на широкую ногу, а он дрожал над каждым рублем и отчитывал управляющего за неуместные, по его мнению, траты.
Благотворительность, которой он занимался по необходимости, а не по зову сердца, была обязательным условием политической карьеры. Игорь Андреевич стремился к власти, но из-за непомерных расходов отказался от этой идеи и посвятил себя бизнесу. Кроме денег, у него были две слабости: морские путешествия и молодая супруга.

Тихий курортный городок на берегу моря, где поселился Вержинский, вполне его устраивал. Жизнь в мегаполисах была слишком расточительна для такого скупердяя, как он. К тому же здесь он мог быть спокоен за свою Поленьку. Выводить ее в местное общество он не собирался и семейные правила устанавливал сам. Полное уединение с женой, скромный домашний бюджет, морские прогулки, целебный воздух, простор, солнце, кипарисы, магнолии, увитые плющом скалы, дикий каменистый пляж, где они с Полиной отдыхали вдали от чужих глаз, – чего еще желать?
Если бы не «Сирена», Вержинский мог бы считать себя счастливым человеком. Этот восхитительный парусник, который он созерцал, пробуждал в нем справедливое негодование. Какой-то хлыщ, желторотый выскочка позволял себе роскошь, недоступную такому важному и респектабельному господину, как он! Самолюбие Игоря Андреевича страдало. Кроме того, он до сих пор не приобрел яхту для плавания, о котором давно мечтал.

Несколько парусных яхт должны были совершить длительное путешествие вдоль побережья Черного моря. Вержинский подал заявку на участие и получил добро. Оставалось самое главное – обзавестись достойным судном. Это как раз и стало камнем преткновения. Однажды увидев стоящую на якоре «Сирену», Игорь Андреевич прямо-таки заболел. Он хотел выйти в море только на этом судне! Ни о каком другом он и слышать не желал…

* * *

Управляющий Вержинского Виктор Мануйлов приехал в городок вместе с хозяином и постепенно осваивался в местной среде. Владелец «Сирены» был для него такой же загадкой, как и для босса.
Игорь Андреевич поручил управляющему как бы ненароком свести знакомство с этим молодым человеком, которого за глаза окрестили Франтом. Таким прозвищем тот был обязан своей страсти ко всему самому лучшему, престижному и модному. Франт одевался, как денди, носил на руке часы с бриллиантами и ездил по горному серпантину на «Порше». Он бросал деньги на ветер с такой легкостью, что у завистников сводило челюсти. Женщины были от него без ума, но в последнее время Франт утратил к ним интерес. У него появилось новое увлечение.

Мануйлов взялся посещать излюбленное место отдыха Франта, – открытое кафе с видом на море. Там подавали фирменный салат из креветок, жареную кефаль и острый рис с мидиями. Вскоре неизбежная встреча состоялась. Мануйлов угостил Франта вином, тот в долгу не остался, подсел за его столик… и завязалась почти дружеская беседа.
....
Управляющий мимоходом жаловался на хозяина, дескать, тот слишком прижимист, платит в обрез, да еще и гоняет его, как мальчика на побегушках. Экономит на штатных единицах. На всю усадьбу – один охранник, и тот лентяй и лежебока, зато не требует больше денег.
– Поэтому твой патрон и гостей не принимает? Из экономии? – посмеивался Франт.
– Ну да. Из-за чего же еще? Он скуп, как Плюшкин.
– Я думал, он жену ото всех прячет. Ревнует! Боится, что отобьют.
– Это вряд ли, – возразил Мануйлов.
– Она вдвое моложе и редкостная красотка.
– Тебе-то откуда знать?
– Видел их на пляже. С горы.
– Следишь, что ли?
– Зачем мне следить? Просто прогуливался. Люблю лазать по скалам, смотреть на море с верхотуры. Такие виды открываются, аж дух захватывает.
– Хозяин Полину из сиротского приюта забрал, она ему всем обязана. Он для нее и муж, и отец, и друг. Так что ты рот не разевай! Не про тебя краля!
– Ого! – расхохотался Франт. – Да ты меня, никак, раскусил? Понял, что барышня мне по вкусу пришлась?
– Полина ни на кого не смотрит, кроме Вержинского. Ей никто не нужен. Она в муже нашла все, в чем нуждалась. Семью, заботу, достаток, надежное плечо.
– Значит, на нем свет клином сошелся?
– А ты думал, такого не бывает? Так вот же, изволь убедиться. Она верная жена.
– Да ладно!.. – прищурившись, процедил молодой человек.
– Хочешь пари? – оживился управляющий. – Что ты ни делай, как ни обхаживай Полину, ничего не добьешься. Она даже говорить с тобой не станет. Ни словечка из нее не вытянешь!
– А ты сведи меня с нею, тогда поглядим.
– Как же я вас сведу? Вержинский всегда рядом, всегда начеку. Она одна никуда не ходит, только с ним.
– Ты постарайся! Я тебе заплачу! – пообещал Франт. – Если я за что-нибудь берусь, то уже не отступлю.
….
Они договорились, что как только Вержинский с женой выедут в город развлечься, – например, в ресторан или на какой-нибудь концерт, – управляющий позвонит Франту и доложит, где тот сможет увидеть Полину.
….

* * *

Все набережные приморских городков похожи одна на другую. Киоски с сувенирами, лотки с мороженым, шум прибоя, продавцы шляп и парео, музыка, запах шашлыков из кафе, солнце.
Франт не дивился, какого черта господин Вержинский потащил свою жену гулять в такую жару. Он просто шел сзади, на некотором отдалении от этой странной пары и пожирал глазами Полину. На ней были шелковые шаровары и блузка, волосы собраны в узел на затылке, в руках – матерчатая пляжная сумка. Супруг что-то говорил ей, она молча кивала. В мочках ее ушей покачивались длинные серьги.

Elena_Troyanskaya2_0.jpg

Первый раз молодой человек увидел Полину на вокзале, когда они с Вержинским ждали машину. Эта женщина сразила его наповал. Такой непривычной для юга бледной кожи, таких струящихся каштановых прядей, тонкого лица, изящного телосложения ему еще встречать не доводилось. А может, любовь смотрит сквозь призму восхищения, поэтому обычное кажется прекрасным?
Но когда Франт мог успеть полюбить незнакомку? Мгновенно? Выходит, так. Ни секунды не медля, он прыгнул в свое авто и покатил следом за ней.
Мануйлов был прав. Франт следил за Вержинскими, вернее, за Полиной. Их дом стоял на берегу моря, весь, кроме пары окон, закрытый ветками старого сада. Орехи, инжир и черешни разрослись и служили живой изгородью, которая поднималась над каменным забором. Все же иногда Франту удавалось застать молодую хозяйку на террасе, где они с мужем пили чай или отдыхали. Наблюдатель обзавелся морским биноклем и с жадностью разглядывал черты и фигуру Полины. Чем-то она его приворожила. В ней, как молодое вино, бродила чувственность, которую Франт ощущал даже на расстоянии. Хотя внешне это на молодой женщине никак отражалось.

Внешность обманчива!
Полина выглядела скромницей, чуть ли не девственницей. Франт бы так и подумал, не будь она замужем. Ей как будто был неведом флирт, неведомо кокетство. Она мало говорила и смотрела только на своего мужа.
Раньше Франт изо всех сил старался привлечь к себе ее внимание. Тщетно! Отчаявшись, он купил яхту и поставил ее на прикол в маленькой бухте напротив дома Вержинских. Оттуда было удобно смотреть в бинокль на окна или террасу, где появлялась его богиня. Он и подумать не мог, что видеть женщину, чужую жену, станет смыслом его жизни. Франт привык получать все самое лучшее. А Полина оказалась лучшей из всех, кого ему доводилось знать. Она манила его, как пресыщенного коллекционера манит дорогая раритетная вещица.

Он возлагал большие надежды на более близкое знакомство с Полиной. Увы, к ней нельзя было подступиться иначе, чем через ее мужа. А с Вержинским у Франта отношения не сложились. Они взаимно недолюбливали друг друга. Можно сказать, Вержинский его презирал, а Франт платил тем же.
Несколько его попыток приблизиться к Полине окончились полным провалом. Она не замечала молодого человека, которого другие женщины охотно привечали. Это обескуражило Франта, но не отпугнуло. Наоборот, раззадорило. Он искал обходные пути, но терпел неудачу за неудачей. Все, что ему оставалось – наблюдать в бинокль за предметом своей страсти и ломать голову над очередным планом завоевания неприступной крепости.
Сегодня утром он получил от подкупленного им Мануйлова сообщение, что Вержинские собираются пройтись по набережной. Разумеется, он сразу отправился туда же. И вот теперь шагал позади супружеской пары, ощущая частые удары сердца и душевное смятение. Неужели, сегодня он наконец взглянет в прелестные очи Полины и услышит ее голос?!

Когда она слегка поворачивала голову, и Франт мог видеть ее нежный профиль, у него перехватывало дыхание. Все вокруг было озарено присутствием женщины, которая казалась миражом, феей, ангелом во плоти. Ничто так не возбуждает, как желание согрешить с ангелом!..
Франту надоели продажные девицы, пусть и самого высшего качества. Ему хотелось сорвать плод из чужого сада, – запретный, охраняемый и оттого сладкий. Порядочная женщина из высшего общества, – вот, кого он желал соблазнить. Полина бывшая сирота, но теперь ее статус изменился. Теперь она жена состоятельного человека, ее репутация безукоризненна, а красота выше всяких похвал.

Супруги остановились у парапета и любовались морем в солнечном сверкании и мелких барашках волн. С пляжа пахло водорослями и йодом. По набережной туда и сюда бродили отдыхающие. Откуда ни возьмись, выскочил мальчишка лет десяти, облокотился на парапет рядом с Вержинским и…
– Ах ты, ворюга! – завопил тот и кинулся догонять мальчишку, который со всех ног улепетывал в сторону городского парка. – Ах, ты, бандит!.. Сучонок!..
– Держи вора! – крикнул ему в спину Франт, накаляя ситуацию.
В шуме и сутолоке набережной его голос не потерялся и долетел до Вержинского. Тот припустил резвее, как, впрочем, и воришка.
Полина, внезапно и без предупреждения брошенная мужем посреди толпы, с волнением смотрела им вслед. На ее прекрасном лице застыл вопрос.

Pierre_Delrome_Elena_Troyanskaya_0.jpg

С ответом подоспел молодой человек в светлых летних брюках и рубашке с короткими рукавами. Загорелый, словно пират, с русым ежиком волос и золотой серьгой в левом ухе. Это был Франт.
– У вашего спутника увели кошелек, – объяснил он Полине, ослепленный ее близостью.
Она молча уставилась на него синими, как море, глазами. Эта пронзительная синева в обрамлении черных ресниц потрясла Франта. Не тронутые помадой губы Полины были великоваты и придавали ее лицу выражение детской чистоты. Она не произнесла ни слова. Под прозрачной тканью блузки обозначился ее бюст, на шее блестела нитка жемчуга. У Франта пересохло в горле. Он кивнул в сторону парка, где скрылись мальчишка и его преследователь, и хрипло спросил:
– Маленький негодяй вытащил портмоне из кармана вашего… э-э… мужа.
Полина стояла и молчала, словно не понимала, чего хочет этот странный мужчина.
– Вам нужна помощь?
Она мотнула головой и отвернулась.
….
Ветерок трепал выбившиеся из прически пряди ее волос, открывая трогательно юную длинную шею. Ей можно было дать не больше восемнадцати. Совсем девочка. Невероятно сдержанная, что подчеркивало ее пленительную повадку леди, которая не удостаивает вниманием первого встречного.
Франт ощутил прилив желания и, боясь не справиться с собой, отступил на пару шагов, облокотившись на парапет из побеленных каменных столбиков. Запах моря смешивался с духами Полины – зеленоватая горечь, степная полынь с привкусом водяной свежести. У него потемнело в глазах, голова пошла кругом. Он чудом заметил Вержинского, который торопливо шагал наискосок от парка к набережной.
– Позвольте откланяться, – бросил молодой человек, покидая Полину. – Надеюсь, мы еще свидимся!
….

* * *

После того, как супруги отобедали и удалились, в «Трою» заглянул Франт. Он сунул официанту щедрую подачку, и тот указал ему столик, за которым сидели Вержинские.
Молодой человек велел принести ему вина и глубоко задумался. Со стены на него взирала жена царя Спарты, похищенная у грозного мужа влюбленным в нее Парисом. Прекрасная Елена отдаленно смахивала на Полину.
– Ты лучше, – пробормотал Франт, обращаясь к стулу, на котором та сидела. – Она меркнет перед тобой! Она…
– Что-то еще желаете? – склонился к нему официант, подавая бокал с вином и виноград.
– Желаю! Вот ее! – указал посетитель на Елену. – Пойди и приведи ее сюда! Хотя… не надо. К черту!.. Пусть остается со своим Парисом…
Официант улыбнулся и отошел. Бывает, клиенты и не то отчебучат.
– Может, мне тебя украсть? – продолжал Франт беседовать с воображаемой возлюбленной. – Как он? Да нет… нельзя, пожалуй. Из-за этого война началась… Трою разрушили. Ничего хорошего не вышло!

Молодой человек тоскливо вздохнул и отпил вина из высокого бокала.
– Осечка вышла! Но я сдаваться не собираюсь. Я никогда не сдаюсь, Полина! И добиваюсь своего не мытьем, так катаньем. Будь уверена, что это не последняя наша встреча. Можешь молчать, сколько угодно! Я вместо тебя говорить стану. Такой у нас диалог получится…
После третьего бокала Франту пришла в голову гениальная идея.
….
Той же ночью Франт увидел волнующий сон. Будто засиделся он за столиком в кафе «Троя» до темноты. Один. В полукруглые окна светила луна, за набережной усыпляющее плескалось море. Все произошло незаметно: официанты исчезли, стены раздвинулись, а вместо потолка над головой позднего посетителя стояло южное звездное небо. Стрекотали цикады, из сада сладко пахло ночными цветами.
Женщина в легких одеждах и тяжелом золотом ожерелье приблизилась к Франту, словно прекрасный призрак. Ее огненные волосы струились по плечам, глаза томно мерцали. Он узнал Елену Троянскую и задохнулся от восхищения. Она была дивно хороша, но… все же уступала Полине.

– Ты кто? – с глупой улыбкой спросил он.
– Не узнаешь? Я жена спартанского царя Менелая… и возлюбленная Париса…
Елена сделала шаг вперед и свободно опустилась на стул. Ветер с моря высоко задрал ее юбку, оголив совершенные колени и лодыжки, которые оканчивались маленькими узкими ступнями, обутыми в белые сандалии.
Франт засмотрелся, чем вызвал ее усмешку.

Elena_Troyanskaya_0.jpg

– Мой муж был слишком суров, слишком неласков… – пожаловалась она с выражением лица, противоположным ее словам. – Он принуждал меня к любви, требовал подчинения и считал, что так и следует обращаться с молодой женой. Мне казалось, я любила его, пока не встретилась с Парисом… На самом деле великий спартанец был деспотом не только для своих сограждан и воинов, но и в постели. Он завоевывал города и страны, но не сумел покорить сердце женщины…

Елена вдруг повела себя совершенно неожиданно. Она встала и начала… раздеваться. Тонкая ткань упала к ее ногам, обнажив совершенное тело. Покатые плечи, два зрелых плода грудей, плоский живот, мягкие линии талии, соблазнительные округлости бедер.
Франт прищурился, боясь ослепнуть. Елена высоко подняла голову, выпрямилась и бесстыдно рассмеялась. Свет луны, вспыхивая и переливаясь, отражался на золотых бляшках ее ожерелья...

продолжение новеллы "Елена Троянская" >>

*Вам понравилось?
Хотите узнать, какая судьба ждет Полину и Франта? Станьте спонсором проекта - и получите эротические новеллы "Новый Декамерон" как вознаграждение.

Красивый сплав живописи и слова развлечет и доставит эстетическое удовольствие. Читайте сердцем... И наслаждайтесь.:)

Спасибо!
создатели проекта "Чумовая эротика или Новый Декамерон"