Люблю интеллектуальную дуэль

интервью Натальи Солнцевой газете "Московская правда", 26/09/2011

- В широком кругу писателей, в творчестве которых детективная история или расследование занимает центральное место, у вас свое «лица не общее выражение». Как вы пришли к этой теме?

- Меня всегда привлекала интрига. То есть какая-то неординарная ситуация, вокруг которой развивается действие. Ситуация, которая заставляет участников раскрыться, показать свое истинное лицо, проявить особенности характера доселе неизвестные – не только окружающим, но зачастую и самому герою. Никто ведь не знает себя до конца. Каждый человек создает некий образ, представленный в социуме. И этот образ далеко не всегда соответствует его истинному «Я».
В детективе таким ключевым моментом является преступление. Например, убийство. Начинается расследование, в ходе которого происходит множество интереснейших вещей. В сущности, мы имеем дело с поединком, этакой интеллектуальной дуэлью. Где один человек пытается разгадать замыслы другого. По сути, проникнуть в его внутренний мир и разоблачить его намерения.
Мне хочется показать, как работает мысль… как ведут себя сознание и подсознание, что при этом человек чувствует, как он реагирует. Почему он поступает так, а не иначе. Какое решение или суждение оказалось для него роковым. Ведь убийство, как ни цинично это звучит, имеет свою философию.
Чтобы усложнить интригу, я ввожу в свои романы условно неодушевленных героев – предметы старины, произведения искусства, реликвии или уникальные сооружения. Например, в романе «Ларец Лунной девы» таким сооружением является дольмен. В сюжете он играет центральную роль. На самом деле реликвия или ритуальный предмет обладают собственным информационным полем и энергетикой, которая порой очень серьезно влияет на человека и его поступки.
Именно это смешение факторов приводит к непредсказуемым последствиям как для «злодея», так и для сыщика.

- Соединить историю, легенду и современность часто очень трудно. Как вы находите сюжеты для своих романов?

- Интереснейшая задача – соединить, казалось бы, несоединимое. Сюжеты приходят сами. Не знаю, как это происходит у других писателей, – моя сюжетная канва складывается будто бы сама собой. Одно излагаемое событие тянет за собой следующее, появляются «незапланированные» герои. Я вообще никакого плана не составляю. Есть некая туманная идея, которая реет в воздухе. Вот ее я и развиваю.
Меня привлекает все необычное, разные загадки истории, какие-то малоизвестные факты из жизни известных людей. Например, Петра I, Веры Холодной или царицы Хатшепсут. Какие скелеты у них в шкафу? Как ниточки из прошлого тянутся в наше время и оказывают воздействие на ныне живущих? Ведь настоящее обусловлено прошлым, хотим мы этого или нет. А в нынешнем моменте происходит закладка будущего.
Это я стараюсь показать в своих романах. В мире все взаимосвязано, все переплетено, пронизано мириадами петелек и узелков. И когда мы видим следствие, то причина уже давно забыта. Но это не значит, что ее нет. Хватило бы терпения отыскать!

- Помогает ли вам полученное образование? Как подпитываете себя знанием истории, реалий давно прошедших дней?

- Мое образование не имеет ничего общего с литературой. Зато тесно связано с искусством. Я не искусствовед, как многие считают, и не историк. Но я творческий человек. Я пробовала разные виды творчества – и каждый дал мне что-то свое, какой-то важный навык. Чувство меры, стиля… определенный вкус, наконец. Мне не нравятся тексты, которые пестрят жаргоном и откровенной пошлостью. Пошлости и без того хватает. Когда человек берет в руки книгу, он хочет отвлечься от повседневности, узнать что-то новое, по-другому взглянуть на старое… пережить вместе с героями приключение, любовь и победу. Открыть в себе маленький клад, о котором и не подозревал. Что-то понять…
Века текут, а люди не меняются. Их по-прежнему волнуют те же вещи: жизнь, смерть, любовь, счастье. Меняются только «декорации». Так что заглянуть в историю не сложно. А реалии времени – одежда, быт, манеры, культура – это всего лишь рамка для действия. Но тут, конечно, без специальной литературы не обойтись. Чтобы не попасть впросак, лучше уточнить: что носили, что ели, как спали, чем дрались – дубинками или саблями. Кстати, когда пишешь, настолько вживаешься в происходящее, что часто интуитивно угадываешь, как все выглядело и происходило. Потом проверишь – поразительно! Как это я догадалась? Само в голову пришло.
Например, в романе «Кинжал Зигфрида» я написала, что на лезвии клинка древний мастер поместил бабочку. Казалось бы, совсем не подходящий символ для оружия. А потом выяснилось, что кельты действительно изображали бабочку как образ души, которой клинок помогает обрести свободу. Они верили в бесконечное будущее и не считали смерть – концом.

- У вас, кажется, появились сквозные герои, которые действуют в ряде романов? Меняются ли они? Или предпочитаете не сильно «грузить» их новыми подробностями жизни?

- У меня действительно есть серии романов, в которых действуют сквозные герои. Конечно, их жизнь идет, что-то в ней новое происходит… но большое количество подробностей, на мой взгляд, утяжеляет текст. Это ведь не семейная сага, а детектив. Здесь все вращается вокруг расследования. И герои каждой отдельной книги требуют серьезной проработки. Они не должны быть схематичными, поверхностными. У них свой внутренний мир, свои характеры… свои вкусы и привычки. Втиснуть все в объем 12 – 13 авторских листов бывает непросто. У издательства свои требования, с которыми приходится считаться. Они по-своему правы. Толстая книга, буквы будут слишком мелкими, читать трудно. То есть – технические рамки. Как по мне – то я люблю размах. Для меня куда сложнее написать коротко. Я ничего не хочу урезать. С трудом научилась писать рассказ размером в один авторский лист.
Заметила такую особенность. У романа как будто уже загодя существует определенный объем, и «укоротить» его подчас невозможно. Я стремлюсь к концовке, а действие разворачивается и разворачивается. Остается смириться и позволить этой реке течь…

- Не было ли предложений сделать что-то для кино или телевидения?

- Я не мастер сценариев. В кино – свои законы и особенности. Там используются иные изобразительные средства, требуется иной подход. Моя стихия – слово. Я, конечно, стараюсь сделать описываемую картинку объемной и многомерной. Однако отдаю предпочтение мыслям и переживаниям героев, а так называемый видеоряд – лишь фон для этого.
Если появится человек, с которым у нас получится гармоничный тандем, то я бы рискнула. Думаю, мне будет интересно увидеть продукт такого совместного творчества – увлекательный сериал или полнометражный фильм.

- Легко ли быть писателем?

- Я об этом не задумываюсь. Мне трудно не писать. Это мое увлечение, которое стало моей профессией. У меня всегда есть, чем заняться. И заняться с удовольствием.

- Что ждет ваших поклонников в ближайших книгах?

- Сейчас вышел первый роман из новой серии «Глория и другие» – «Копи царицы Савской». Здесь героиня попадает в кошмарную ситуацию, которая в конечном итоге совершенно переворачивает ее жизнь. Меня саму эта книга удивила – в ней все другое: атмосфера, герои, события. Мистическая составляющая выходит на новый уровень.
Жизнь пронизана необъяснимыми вещами, но человек настолько захвачен сиюминутным, насущным, что не дает себе труда обратить внимание на обратную сторону бытия. Это как «темная сторона Луны» – мы видим только половину, которая обращена к нам «лицом».

- Почему из сотен известных женщин вы выбрали именно эту библейскую героиню – царицу Савскую?

- Как раз потому, что в Библии о ней почти ничего не сказано. Хотя едва ли не каждый знает о «волосатых ногах царицы Савской», которые хитростью узрел премудрый Соломон.
Разве не интересно, зачем она на самом деле ездила в царство Израильское? Царица Савская, якобы, испытывала Соломона загадками. Но преодолеть ради этого длинный и небезопасный путь по пустыне и морю, длящийся три года? Вот вы бы подвергли себя такому испытанию ради нескольких загадок?

- В продолжении серии «Глория и другие» библейская тема сохранится?

- Сейчас готовится к выходу уже второй роман под названием «Портрет кавалера в голубом камзоле». Здесь действие происходит в восемнадцатом веке, так что времена отнюдь не библейские. Если бы тогда существовал журнал «Форбс», то в числе первых русских богачей был бы назван граф Николай Шереметев – «крез меньшой». А история любви этого человека и крепостной актрисы Жемчуговой стала бы главной скандальной новостью для прессы.
Любовь вообще очень интересно описывать – ведь она бывает такая разная. Например, безответная и платоническая, как у Петрарки к Лауре. Или взаимная, но все равно невероятно трагическая. Бывает любовь самоотверженная, жестокая или смешная. Любовь-страсть, любовь-болезнь, любовь-страдание, любовь-сон, любовь-иллюзия… Любовь, какой не должно было бы быть… но она была.
Кстати, истинная причина смерти Прасковьи Жемчуговой не установлена. Возможно, эта красивая и одаренная женщина стала жертвой любви-ревности. Ведь симптомы отравления ядом легко спутать, например, с проявлениями чахотки. Вот детектив длиною более двух столетий…

- Ходят слухи, что вы любите писать о смерти. Так ли это?

- У меня есть четыре романа под общим названием «Игра с цветами смерти». Наверное, вы это имеете в виду. Кстати, под «цветами» подразумеваются не цветы, а цвета. Желтый, красный, зеленый и черный – цвета четырех стихий. Уже вышел четвертый роман из этой тетралогии – «Все совпадения неслучайны», полная развязка интриги.
Это история самых обычных людей, москвичей, которые попали, в своего рода, параллельный мир, где каждый из них играл другую роль. И теперь им предстоит выбор – остаться или уйти…

- Читатели сегодня имеют огромный выбор художественной литературы. Какие бы вы им посоветовали ориентиры?

- Книги лучше выбирать по своему вкусу, а не отдавать дань моде. Доверяйте себе, это хороший ориентир. Если вам нравится Дюма или Стендаль, то читайте их. Даже если все остальные зачитываются «Приключениями киборгов в Красном море». (Название вымышленное, разумеется).
Книга должна быть интересной, должна увлекать… должна что-то открывать, приподнимать какую-то завесу. Переводить внимание с чисто внешних конфликтов на внутренние. Потому что искра, из которой «возгорается пламя» – тлеет именно внутри. Будь то личная драма или общественные потрясения. Невозможно объяснить все исключительно социальными факторами. Потому что при одних и тех же факторах, люди ведут себя по-разному.

- Есть ли ваш фирменный писательский секрет, как создать шедевр?

- Секрет уже не будет секретом, если я вам его открою. Ну да ладно. Нельзя халтурить и снижать стандарты в угоду обстоятельствам.

- В чем предназначение писателя? И можно ли предугадать предназначение человека?

- По-моему, писатель – это в первую очередь рассказчик. Писательство – это способ общения со многими людьми посредством книг. Я не считаю, что задача писателя менять мир или общество. Почему ребенок хочет, чтобы ему рассказывали сказки? Ему нравится слушать и представлять. Это развлекает. Писатель делится какими-то мыслями, переживаниями, идеями, озарениями. Он рассказывает интересные истории.
Вообще предназначение человека – очень мистическая штука. Вдруг преуспевающий банкир бросает свой бизнес и начинает писать картины. Или уезжает в деревенскую глушь заниматься фермерством. Инженер выходит на сцену, а врач разводит пчел. Далеко не все люди работают согласно полученному образованию.
Стоит серьезно задаться мыслью: чем мне нравится заниматься больше всего? Что бы я делал, если бы не надо было зарабатывать деньги? Что меня по-настоящему увлекает?
Однако получив ответ, вы только поймете свое предназначение. А ведь ему еще надо следовать! Тут-то и начнется самое забавное…

- Ваша жизнь – это серые будни или праздник?

- Сплошные будни, как и сплошной праздник, надоедают одинаково. Лучше их чередовать. Будни не обязательно должны быть серыми – они могут быть розовыми, зелеными и солнечными. У меня праздник, когда я заканчиваю книгу, и у нее начинается собственная жизнь. Это как корабль, спущенный со стапеля.

- Как вы думаете, что в жизни главное?

- В жизни главное – счастье. А оно у каждого свое. Это категория опять же внутренняя. Расцвел цветок, который вы посадили – счастье. Пирог удался – тоже счастье. Казалось, бы, мелочи. Но жизнь состоит из беспрерывной череды мелочей. Знаменательные события можно перечесть по пальцам.
Собрались за столом друзья – счастье. Счастье – когда есть, кого любить. Когда тебя любят. Когда можно заниматься любимым делом. Счастья не нужно ждать – его нужно испытывать.

- Что вам помогает в трудные моменты жизни?

- Наверное, как и многим – работа, природа, мечты. Какие бы ни складывались обстоятельства, они все равно приведут вас к победе. Любые трудности стараюсь воспринимать как направляющий знак на крутом участке пути. Есть мнение, что трудностям надо радоваться. Если они возникают, значит, вы идете вперед, к лучшему. Главное – не останавливаться и не возвращаться.

- Что бы вы хотели пожелать читателям «Московской правды»?

- Всем желаю любви к жизни. Той, которая есть. Если вдуматься, она приносит гораздо больше радостей, чем огорчений. Любите жизнь, и она ответит вам взаимностью.

Беседу вел Олег Сенин

"Московская правда" 26/09/2011