Меня привлекает неисчерпаемая и неизведанная суть человека

Наталья Солнцева - автор таинственный и мистический. Ее романы - увлекательные детективные истории, незаметно перерастающие в захватывающие приключения в мире, которого мы совсем не знаем. Ее произведения обращены к внутреннему миру читателя, его подсознанию. Мы попытаемся немного приоткрыть завесу тайны и поговорить с Натальей о ее творчестве.

– Ваше имя окутано тайной. Вы никогда не встречаетесь ни с читателями, ни с журналистами. Все интервью, включая это, вы даете исключительно через Интернет. Кто-то говорит, что Вы на самом деле мужчина, кто-то, что Н. Солнцевой вообще не существует, а под этим именем пишет группа литературных негров. Кто же Вы на самом деле? И способны ли вы отказаться от грандиозной славы писателя, от выступлений на телевидении, участия в ток-шоу и пр., лишь бы остаться таинственной и загадочной Н. Солнцевой?

– Наталья Солнцева существует. А о «неграх» речи быть не может. У меня свой узнаваемый стиль, своя манера изложения, свое понимание мира и человеческих чувств, которые невозможно перенять. Я думаю, только индивидуальное творчество дает ни с чем не сравнимую духовную связь писателя с читателем. Это откровенный… интимный разговор, почти дневник. Книга – лучшее «изобретение» человечества, она самодостаточна во всех отношениях. Любой жанр, – в том числе и детективный, – может заключать в себе все аспекты жизни.
Что касается славы… Я думаю, – это иллюзия, которой люди придают слишком большое значение. Телевидение и различные ток-шоу, по моему мнению, больше подходят политикам, артистам и шоу-менам, а не писателям. У писателей своя, особая линия общения с аудиторией, – творчество. В своих книгах они могут говорить обо всем.

– Наталья Солнцева – это псевдоним или настоящее имя?

– Смотря что подразумевать под «настоящим». Женщина, например, может поменять фамилию, вступая в брак. Какая из них будет настоящей? Иногда псевдоним становится именем… или маской. А порой имя принимают за псевдоним.

– Наталья, несмотря на ореол тайны, окружающий ваше имя, не могли бы несколько слов сказать о себе, о своих родителях и о том, что побудило вас стать писателем?

– Творчество, – это самовыражение. Какие-то образы, которые стремятся воплотиться. Какие-то истории, которые накопились и просятся на бумагу. Писатель – прежде всего рассказчик. Хороший писатель – хороший рассказчик. Людям во все времена было интересно обмениваться точками зрения, делиться впечатлениями, рассуждать. Книги предоставляют такую возможность…
Семья у меня с одной стороны, самая обыкновенная, с другой – необычная. Наверное, так можно сказать о любой семье. Моя бабушка прекрасно играла на фортепиано… и гадала на картах. Мои родители любили устраивать розыгрыши. В детстве у нас был домашний театр, где мы ставили короткие пьесы и живые картины. Фрагменты моей биографии вы можете найти на страницах моих романов…

– Многие авторы рассказывают, что прежде чем опубликовать свою первую книгу, они долгие годы писали «в стол». Другие не скрывают, что имели знакомых в издательском бизнесе. Третьи жалуются, что сегодня можно публиковаться только за свой счет. А каков был путь ваших произведений к читателю?

– Я почти не писала «в стол». Мой первый четырехтомный роман «Игра с цветами смерти» был издан, когда я еще дописывала четвертую книгу. Сейчас из моих произведений не опубликована только дилогия «Золото», – но ее можно прочитать в женском интернет-журнале MyJane, в рубрике «Писательница Наталья Солнцева».
То, что сегодня можно издать книгу только по знакомству или за свой счет – миф. Который многие почему-то охотно поддерживают.

– Мистика и детективы, приключение и история — все жанры переплетены в ваших книгах. И все-таки как вы сами определяете жанр своих романов?

– Я пишу в жанре мистического детектива, где непременно присутствует артефакт: предмет или явление, несущее в себе тайну «высших сил» или человеческого гения. Меня привлекают загадки не только истории и древних цивилизаций, а в первую очередь неисчерпаемая и неизведанная суть самого человека. В нас кроется всё! Однако именно человек остается «Терра инкогнита».

– Кого из детективщиков вы считаете своим учителем (если таковой имеется)?

– Мне нравятся классические детективы, начиная с родоначальника жанра Эдгара По до Конан Дойля, Агаты Кристи, Честертона. Очень люблю Умберто Эко и многих других. Вообще детектив – захватывающее увлекательное чтение.

– Изменилось ли что-то в вашей жизни с приходом славы?

– Признание приятно любому автору. Это подтверждение того, что его идеи и чувства находят отклик в сердцах читателей. Конечно, жизнь меняется… становится более насыщенной, яркой.

– Многие серьезные авторы являются ярыми противниками детективов и других «легких» жанров. А как вы к этому относитесь?

– Люди и так склонны считать жизнь слишком серьезной и тяжелой. В ней как раз не хватает легкости. Впрочем, не всякий детектив можно назвать «легким» жанром. Я позволю себе напомнить, что Достоевский писал в детективном жанре. Его даже упрекали в создании «полицейских романов». Хотя преступление – только фон, на котором проявляются характеры. В повседневной жизни рутина скрадывает острые углы, а вот экстремальные обстоятельства их обнажают. Как человек поведет себя в той или иной ситуации, – и есть предмет рассмотрения в литературе.

– Вы в детстве часто посещали библиотеку, и были ли у вас любимые авторы, чье творчество оказало влияние на вас, как писателя?

– Моей первой библиотекой был бабушкин книжный шкаф, – Диккенс, Скотт, Гюго, Толстой, Тургенев, Дюма и Бальзак, – я все перечитала в детстве. Потом записалась в школьную библиотеку, потом в городскую. Книги вызывали и вызывают у меня благоговение, я не представляю себе жизни без них. Должно быть, на меня оказали влияние писательницы Сигрид Унсет, Джейн Остин, Шарлотта Бронте. Мне близки их ценности, – любовь, преданность, доброта. Это алмазы, которые сверкают сквозь века, что бы ни происходило с миром и людьми.

– Ваши литературные предпочтения, как читателя?

– Как читатель сейчас я отдаю предпочтение остросюжетной литературе и классике. С удовольствием читаю детективы, исторические романы, – когда есть время. Люблю стихи Ахматовой, Гумилева. Часто выбираю их строки в качестве эпиграфов, которые есть в каждом моем романе. Моя новая книга «Часы королевского астролога» начинается стихотворением Анны Ахматовой…

– Что является для вас источником вдохновения?

– Всё! Мои мечты, любимые люди, природа, красота… искусство… жизнь…

– Поступали ли вам предложения экранизировать ваши произведения? И как вы вообще относитесь к экранизациям?

– Очень бы хотелось посмотреть сериал по своим произведениям из серии «Артефакт-детектив». Хорошая экранизация, – это коллективное творчество, которое дает книгам вторую жизнь. Я уже вижу сыщиков, злодеев и роковых женщин на экране.

"Вестник библиотек Москвы" №2/2009.