Жизнь – это все равно что читать детектив

Наталья Солнцева книги фотографияБольшинство литературных произведений можно отнести к определённым жанрам. Читателю обычно ясно, что перед ним — реалистический рассказ, фантастика, или детектив, или мистика. Чего никак не скажешь о книгах Натальи Солнцевой. Начинаешь читать женский детектив, далее действие уходит в область мистического, непознанного, лежащего где-то за гранью… Но в конце концов всему находятся реальные причины, действие — как таковое — завершается вполне на «земном» плане.
И всё равно ощущение тайны остаётся — может быть, в загадочных странствиях духа, может быть, в победе истинной Любви. А может быть, в чём-то ещё…

— Наталья, как Вы пришли к писательской профессии?
— Как такового пути не было, — просто села и написала первый роман — «Ожидай странника в день бури», потом второй, третий и четвёртый. Так получился четырёхтомник «Игра с Цветами смерти».

— С какой книги начался для Вас путь в издательства?
— Четырёхтомный роман «Игра с цветами смерти» и был издан первым, — без особых усилий с моей стороны.

— Что побудило Вас обратиться к жанру мистического детектива?
— Сама жизнь.

Мистика в ней встречается на каждом шагу, только люди этого или не замечают, или не хотят признаться себе в этом. В сущности, жизнь и есть мистический детектив.

Объясню, почему. Цепочки причинно-следственных связей не могут быть прослежены взглядом естествоиспытателя, которому мы привыкли доверять, и тогда мы либо отступаем, приклеиваем явлению ярлык «непознанного», либо обращаемся к сверхчувственному восприятию. Сверхъестественное… и есть мистическое. А разве жизнь — до конца разгадана?

— С мистикой понятно, а почему именно детективы?
— Я люблю читать детективы, поэтому люблю и писать их.

А вообще — в любой женщине живёт сыщик, у которого стоит поучиться…

— Как рождаются сюжеты Ваших детективов, образы героев? Есть ли у них реальные прототипы?
— Откуда ни возьмись, приходит идея, — из пустоты. А потом она раскрывается, как цветок, обрастает подробностями, становится реальностью, в которую приходят герои и начинают жить своей жизнью. Порой они удивляют меня неожиданными поступками, мыслями и чувствами. Думаю, есть и реальные прототипы… но я создаю образы в воображении. Потом оказывается, что люди находят их в окружающей действительности, некоторые себя узнают в героях романа. Мистика!

— Герои Ваших детективов, жизненные коллизии очень достоверны, убедительны. Как Вы добиваетесь этого? Привлекаете ли специальные психологические знания?
— Я просто живу вместе с героем… я не снаружи, а внутри, смотрю на мир его глазами, и, каким бы он ни был, люблю его.

— Вы пишете, только когда есть вдохновение, или иногда приходится проявлять силу воли, заставлять себя?
— Я получаю удовольствие от процесса. Писать — это моё любимое развлечение, так что «силу воли» приходится применять, чтобы встать из-за компьютера.

— Что-нибудь ещё пишете, кроме мистических детективов?
— Мне нравятся таинственные события, переплетение реальностей, духовные искания, — я затрудняюсь определить жанр такого романа, как «Золото», например. Скорее, смешение жанров. Любую мою книгу можно назвать и любовным романом, и мистическим, и даже, отчасти, историческим.

— Что такое для Вас мистика, тайна? Какую роль она играет в Вашей жизни?
— Прежде всего, это понимание сложности и неоднозначности бытия, многослойности мира, в котором мы существуем.

Пока есть загадки, человек будет их разгадывать, — это интересный процесс, действие. Когда всё ясно, становится скучно. Тайна — лекарство от скуки.

— Что, по-Вашему, нужно, чтобы искоренить преступность? Больше хороших частных детективов, нормальная работа соответствующих государственных служб, воспитание сознания людей?
— Единственно надёжный способ справиться с проблемой — любого рода — это изменить сознание. Другого рецепта я не знаю. Я думаю, то, что происходит в нашей жизни, — отражение того, что происходит в наших душах.

— Почему, как Вы думаете, читать женский детектив сейчас так популярно?
— Детектив вообще популярный жанр, а

когда его пишет женщина, она невольно наполняет книгу близкими, понятными людям мыслями и чувствами — любовью, пониманием, надеждой. Люди устали от безысходности и насилия: психологически это очень подавляет — и в книгах, и в жизни.

— Отличается ли, по-Вашему, творчество женщин и мужчин? И, в частности, «женские» детективы и «мужские»?
— Конечно! Женщины по сути иррациональны, тогда как мужчины — рациональны. На первый взгляд, это не совсем так… но если копнуть глубже, наткнёшься именно на такой расклад. Для мужчин реальны силовые игры — их детективы пронизаны политикой, бизнесом, схватками, погонями, оружием и прочими атрибутами как преступного мира, так и тех, кто с ним борется. Читать женские детективы легче, они мягче, даже если показывают жестокие вещи.

— В книгах Натальи Солнцевой нередко встречаются героини — красивые, умные, достойные женщины, которые мечтают о большой любви, долгие годы надеются её встретить, несмотря на своё текущее семейное положение.
Таких женщин много и в реальной жизни… Что бы Вы могли им посоветовать, исходя из своего жизненного опыта?

— Ни при каких обстоятельствах, ни за что на свете не отказываться от своей мечты. Если она наполнена силой и страстью, то непременно осуществится.

— Как Вы считаете, кто должен быть главным в семье — мужчина или женщина? А в обществе?
— Два любящих сердца охотно отдают первенство друг другу, поэтому в семье — оба главные. А в обществе лидерство зависит от качеств личности, а не от пола.

— У вас есть свой критик — умный, понимающий, доброжелательный, тот, который помогает вам совершенствоваться в творчестве?
— Конечно. Это мои читатели.

— Каков ваш читатель? Какого он пола, возраста, профессии и так далее? Поддерживаете ли вы с читателями обратную связь?
— Судя по отзывам читателей, читают мои детективы женщины всех возрастов — от совсем молодых до весьма пожилых, умудрённых опытом. Профессия? Тут тоже нет каких-то чётких рамок — мои романы читают женщины, кем бы они ни работали. Есть почитатели и среди мужчин, которые любят прозу, насыщенную интригой и психологическим накалом.

— Что вы любите читать? Что сейчас читаете?
— Раньше я читала очень много, теперь же почти не читаю. Люблю Достоевского, Льва Толстого, Умберто Эко, Ричарда Баха, Александра Дюма, Агату Кристи, — мои вкусы весьма эклектичны, и жанр не имеет значения. Я не признаю снобизма и замкнутой элитарности в литературе… хотя подобный подход, несомненно, имеет право на существование.

— У Вас есть любимые животные? Если есть, помогают ли они Вам писать? Можно сказать, что они Ваши соавторы?
— Если речь идёт о домашних — я люблю кошек и собак. Но в соавторы брать не пробовала. Идея интересная!

— Ради чего Вы пишете? Ради удовольствия, самореализации, самовыражения, желания что-то сказать миру, или чего-то ещё?

— Каждая книга Натальи Солнцевой — это мир, который я создаю… меня увлекает сам процесс. Мне нравится, что в этом мире могут побывать и другие люди, пожить с героями, представить на их месте себя. Это как сад, посаженный вашими руками, — он вырастает, вы приглашаете туда своих друзей, чтобы они тоже полюбовались, отведали плодов, отдохнули в тени деревьев, пофилософствовали. И развлеклись!

— Вы верующий человек?
— Верующий во что? В духовную природу человека? Безусловно, да.

— Каким-нибудь из существующих мистических течений симпатизируете?
— Нет.

Каждый может пройти только своим собственным путем, потому что каждый — уникален.

— Как Вы представляете себе мир, в котором Вам бы хотелось жить?
— Менее жёстким, твердым… менее воинственным, менее техническим. Более терпимым, более чувственным, более тёплым.

— Наталья, есть ли у Вас мечта? Могли бы поделиться с нами?
— Как только я дописываю книгу, тут же начинаю мечтать о следующей. В воздухе уже реет новый сюжет…

— Может быть, хотите что-то сказать своим читателям, что-нибудь пожелать им в заключение?

— Я всем желаю познать себя. Тогда придёт понимание, что вы — существо мистическое, достойное восхищения, самая главная тайна этой Вселенной. Нет ничего интереснее вас!

— Спасибо, Наталия! Радости вдохновения и творческих успехов Вам, а нам читать ваши новые детективы в удовольствие.

Светлана Дзюба, журнал Afield

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *